29.10.2020г. Выступление Агеева С.Н. на круглом столе в СТР, на тему «О предложениях по регуляторной деятельности в целях обеспечения стабильности в работе грузового железнодорожного транспорта.»

 

Уважаемые коллеги!

Профильный бизнес, наше профессиональное сообщество и саморегулирование как и все рыночное пространство РФ неуклонно входят в новую цивилизационную реальность —  цифровую экономику.  Её влияние мы все явственнее ощущаем в условиях ограничений, введенных в целях предотвращения дальнейшего распространения нового инфекционного заболевания: тысячи сотрудников выполняют сегодня трудовые функции в формате он-лайн, использую десятки различных коммуникационных цифровых платформ от скайпа до зума. Благодаря цифре мы добились за 9 месяцев текущего года существенных изменений в сфере регулирования, оказавших, на наш взгляд, положительное влияние на стабилизацию ситуации в грузовом железнодорожном транспорте.

На первое место в этом событийном ряду по востребованности  я бы поставил решение Росжелдора о продлении срока   документации по условным номерам клеймения и аттестации производственных площадей предприятий по выпуску и ремонту подвижного состава до 31 декабря 2020 года,, хотя обстановка с новым инфекционным заболеванием обострилась сегодня настолько, что, В.В. Путин инициировал  для реализации новой парадигмы борьбы с ним продлить до конца 21 года запрет на проверки субъектов малого и среднего предпринимательства.

Пользуясь случаем, хочется напомнить, что такой подход особо актуален для нас в связи с тем, что любые санкции против производителей продукции и ремонта отражаются на потребителях более негативно, чем на провинившихся. Цифровые сервисы инфраструктуры имеют алгоритм запрета на любые операции с вагоном или локомотивом. В случае приостановки действия клейма предприятия, то ни в чем не повинные собственники не смогут даже осуществить его передислокацию в адрес другого предприятия. С учетом, что тысячи уже отремонтированных вагонов и десятки локомотивов ежедневно ждут согласования с собственником замены дорогостоящих деталей, все они станут на прикол на три месяца. Не мешало бы проанализировать последствия такого метода. Судись потом годами с предприятием, толку от этого мало. В этой обстановке как никогда актуальна интеграция саморегулирования и государственной политики в сфере железнодорожного транспорта для создания необходимых условий развития субъектов малого и среднего предпринимательства. Сегодня дальнейшее движение вперед уже невозможно представить без цифровизации. Предлагаю в цифровые сервисы инфраструктуры внести алгоритм и специальное сообщение, позволяющие передислокацию подвижного состава для завершения работ по ремонту. Сегодня это возможно только после сообщения 1354 из того ремонтного предприятия, который принял подвижной состав в ремонт. После приостановки действия клейма никакие сообщения от его владельца уже не принимаются. Все это, безусловно, должно найти отражение и в цифровых сервисах исполнительного органа власти в сфере железнодорожного транспорта. Сегодня сервисы Росжелдора публикует уже приостановленные клейма, но практика требует внедрение алгоритма предупреждения о приближении окончания срока действия клейма за недели две, а в случае досрочного прекращения — за 10 дней.

Мне могут возразить, мол, пусть собственник и контролирует все это. Но это не решение вопроса, поскольку речь не о взаимоотношениях собственника и предприятия, а о государственной политике в этой сфере и безопасности.

Второе по значимости событие в регуляторной деятельности – это формирование новой редакции ПТЭ железных дорог. В предложенном для обсуждения проекте исчезли пункты как раз о условных номерах клеймения, обязательных для всех предприятий, выпускающих и ремонтирующих подвижной состав. Это, несомненно, важный шаг в сторону ухода от избыточного административного давления на бизнес, решительно проводимый президентом РФ. Тем не менее, у профессиональной общественности вызывают сомнения некоторые некорректные, на наш взгляд, формулировки, вошедшие в проект. Так, например, в Раздел II пункт 6 изложен следующим образом: «Работники железнодорожного транспорта в соответствии с должностными обязанностями обязаны знать правила эксплуатации технических средств, сооружений и устройств инфраструктуры, железнодорожных путей необщего пользования, проверять их…». «Их» -это что в данном контексте? Далее по тексту: «… содержать в исправном и работоспособном состоянии…». Получается, что не собственник должен содержать, а работники железнодорожного транспорта. Далее: «… выполнять техническое обслуживание и ремонт в соответствии с ремонтной и эксплуатационной документацией…». Кто должен обеспечивать предприятия такой документацией? Очевидно, собственник. То есть, при регистрации подвижного состава он должен был предоставить комплект такой документации в соответствующий орган исполнительной власти. И сегодня этим органом должна быть обеспечена цифровизация всего этого в рамках национальной программы «Цифровая экономика» и обеспечить широкий доступ к ней всех причастных лиц. Но об этом в ПТЭ ни слова. Этот пункт я привел не для обсуждения, а в качестве иллюстрации несовершенства контента ПТЭ. Таких примеров в нем несколько десятков. Наша задача, как представляется, добиться актуализации ПТЭ к достижениям научно-технического процесса в области цифровизации.

Хотелось бы, коллеги, обратить ваше внимание на еще один регуляторный аспект – это реставрация избыточных регуляторных опций, не принятых органами юстиции и профессиональной общественностью и, следовательно, не вошедших в Федеральный закон о контроле (надзоре). К их числу, на наш взгляд относятся некоторые формулировки проекта Федерального закона о внесении изменений в уже подписанный Президентом РФ Федеральный закон о контроле (надзоре) в РФ. Общеизвестно наличие иерархии нормативных правовых актов РФ: на первом месте Конституция страны, затем конституционные Федеральные законы, просто Федеральные законы и замыкают перечень всевозможные технические регламенты и им подобные документы. Совсем недавно нам предложили для обсуждения этот проект. В нем на первом плане оказались, вопреки существующей иерархии, технические регламенты без расшифровок, то есть получается, что любой технический регламент, в соответствии с проектом, если изменения примут, становится значимее Федерального закона.  По крайнее мере, в ст.20 точка 1 точка, в пункте 2. Предмет Федерального закона о контроле (надзоре) в РФ в подпункте 3 записан контроль: «обязательных требований, установленных техническими регламентами, настоящим Федеральным законом и иными нормативными правовыми актами РФ в области железнодорожного транспорта. То есть в этой редакции технические регламенты как бы уже не иные нормативные и правовые акты.  Два с лишним года обсуждения в рамках регуляторной гильотины разве было недостаточно для формирования правовой позиции?  Много высказываний было по всем вопросам, в том числе, и по ТР ТС. Тем не менее он не вошел в подписанный президентом Федеральный закон. И вдруг возникает проект внесения изменений.  В случае принятия проекта, он откроет простор для расширения обязательных требований до бесконечности, поскольку технический регламент принять и пустить в правоприменительный оборот намного легче, чем Федеральный закон. Тем более, что возникнет правовая коллизия по применению ТР ТС 001/11 по безопасности движения. В нем как раз содержатся пункты о условном номере клеймения, не вошедшие в новую редакцию ПТЭ, но после принятия Закона о изменениях в Федеральный закон о контроле, они войдут в перечень обязательных требований. То есть в ПТЭ их нет, а в Законе есть.

Коллеги, без актуализации к национальной программе «Цифровая экономика» нормативно правовых актов в сфере железнодорожного транспорта и обеспечения широкого доступа к ним причастных лиц, отрасль может через года три оказаться в глубоком регуляторном кризисе, что в свою очередь скажется очень печально и на ее экономику. Медлить в этом вопросе ни в коем случае нельзя. Здесь, на наш взгляд, именно тот случай, когда корпоративные и личные интересы должны уйти на второй план по сравнению с интересами государства и общества. Дело в том, что в этом году завершается активная фаза 10- летнего цикла использования платформы сети 4 G джи). В 2021 году сеть электромагнитного излучения входит в новый 10- летний цикл 5 G(джи). Это означает, что если сегодня на то, чтобы скачать часовой фильм в интернете нужно 5-7 минут, то при использовании 5 G (джи) потребуется две секунды.   Собственно, это позволит уйти от таких устаревших понятий как «клеймо». Оно вошло в обиход при рабовладельческом строе для клеймения рабов собственником.  Хотелось бы, чтобы все причастные к государственной политике в сфере железнодорожного транспорта, инфраструктуре, контролю и надзору, саморегулированию   это осознали и уже сегодня принялись   приводить нормативные и правовые акты, обязательные требования в соответствие с этой новой цивилизационной реальностью, а пока в них нигде даже нет упоминания о этой реальности. Время, при котором документы федерального уровня и значения формировались в тиши кабинетов прошло. Действенные документы выйдут в оборот только при их формировании независимыми специалистами с обсуждением  в общедоступных  сервисных платформах.

Спасибо за внимание!

Поделиться:

0 0 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии